промо фото Ирина Богушевская
промо записочки творения концерты новости

«Россiя», 22.06.2001, Игротека

Ирина Богушевская: «Когда мне позвонили от Ворошилова, я думала, что меня разыгрывают»

Cтать гостем нашей рубрики, пошевелить вместе с нами мозгами сегодня любезно согласилась Ирина Богушевская. Назвать этого утонченного человека просто певицей значило бы не сказать ничего о творчестве Ирины. Все те, кто имел в этом сезоне счастливую возможность быть зрителем программы «Шоу для тебя одной», в полной мере смогли оценить высокий уровень ее актерского мастерства. Одинокие звуки рояля, исчезающие в бархате черного занавеса на сцене концертного зала Центрального дома художника на Крымском валу в Москве, гигантская тень силуэта у микрофона — создают почти фантастический образ исполнителя, лишний раз подчеркивая хрупкость и одновременно силу голоса и поэзии Ирины Богушевской.

Многие из вас, скорее всего, впервые услышали это имя после серии летних телевизионных съемок игры «Что? Где? Когда?» на канале ОРТ несколько лет назад.

Ирина Богушевская: Серия эфиров на ОРТ для меня как для человека, который только начинал свою сольную карьеру, это был просто подарок неба. Той весной мы отдали фонограммы альбома «Книга песен», который должен был тогда выйти, в телекомпанию «Игра» на какую-то другую программу. По-моему, на «Брейн-ринг». Они попали к Ворошилову, и он решил, что это — интересно. Когда мне от него позвонили и сказали, что Владимир Яковлевич меня приглашает, я, честно говоря, подумала, что меня разыгрывают. Тогда мне казалось, что он — абсолютно недоступный человек, просто бог, где-то там — за облаками находящийся. Он сказал тогда одну фразу, за которую я буду благодарна ему по гроб жизни. Он сказал, что он хорошо представляет себе мою музыку, звучащую в элитарном клубе «Что? Где? Когда?». Он очень точно определил место, куда моя музыка попадает. Хотя мне всегда немножко обидно, что это — элитарная музыка.

Михаил Довженко: Можно ли тогда сказать, что Ирина Богушевская поет интеллектуальный шансон?

Ни в коем случае! Вы что?! В нашей стране слово «интеллектуальный» вообще всех пугает. Мы с сыном недавно смотрели один фильм, который начинается с того, что девушка сидит на киностудии, читает сценарии и выбрасывает их один за другим в корзину, потому что они — «для умников». Я не считаю, что я пишу музыку «для умников». Мне кажется, она может цеплять очень разных людей.

Ваш последний альбом называется «Легкие люди». Вы легкий человек?

Надеюсь, что да. На самом деле тем, кто со мной работает, моим близким это виднее. Но лет десять назад я про себя так не сказала бы. А сейчас мне кажется, что я, грубо говоря, научилась отделять зерна от плевел и не переживать из-за пустяков, не обижаться, не завидовать. Так действительно жить намного легче.

Вы сами пишите и музыку, и тексты для своих песен. Недавно вас даже приняли в Союз писателей. Что это, стремление выразить все грани своего таланта?

Нет, просто так исторически сложилось, что я начала одновременно писать и музыку, и тексты. Когда музыка пишется вместе с собственным текстом, то тексты получаются другие. Это уже не просто стихи. Я так устроена. Причем чужие песни мне петь намного легче, чем свои, потому что всегда есть дистанция. С актерской точки зрения это намного проще. Я пою Вертинского, пою песню «Рио» на слова Кима. Недавно у меня был очень интересный опыт, когда для программы «Я сама» мы сделали песню Окуджавы.

Назовите последнюю книгу, которую вы недавно перечитывали.

Я постоянно перечитываю книгу «Винни Пух и все, все, все». Это великая книга. Она и для детей, и для взрослых. И для тех и для других она одинаково полезна, потому что Винни Пух — очень легкий человек. Он очень правильно относился к жизни.

Считаете ли вы наличие эрудиции главным качеством человека?

Вовсе нет. Потому что, даже не обладая эрудицией, люди прекрасно устраиваются в нашем мире. И, к сожалению, новая русская история изобилует примерами этого. То есть выясняется, что в плане практическом эрудиция — это не первое качество человека. А вот адаптивность, приспособляемость, способность брать на себя ответственность гораздо важнее эрудиции.

Можете ли вы в нескольких словах описать идеальный тип характера знатоков, тех, с которыми вы так много общались во время съемок игры «Что? Где? Когда?», то есть тех людей, которых неэрудированными уж точно не назовешь?

Мы сроднились с этими людьми. Мы снимались с ними в течение полутора месяцев каждую божью субботу. Вообще я преклоняюсь перед ними, потому что, во-первых, у меня никогда не было такого объема знаний, во-вторых, когда включается какое-нибудь «п-и-и-и-п»: «У вас осталось 30 секунд», то у меня начинается истерика, и я думаю о том, что у меня осталось 29, 28, 27, 26 секунд и вообще теряю способность соображать. Так вот, знатоки — это особый клан людей, которые должны обладать колоссальной психологической устойчивостью, чтобы перед камерой проявлять свои способности. Это — особая порода людей. У них оба полушария мозга как-то очень хорошо развиты, потому что иногда они «вынимают» вопросы не на уровне логики, а на уровне какой-то ассоциации, которая витает в воздухе. Кроме того, им присуще такое качество, как умение сказать: «Я отвечаю на этот вопрос». И тем самым взять на себя ответственность за возможный провал. Это умение рисковать, азарт. То есть большое количество качеств должно быть у человека, чтобы он стал знатоком. Кроме того, по моим наблюдениям, это люди глубоко фанатичные. Они приезжают за несколько часов до съемок, и пока их красят в гримерке, они беспрестанно сидят с какими-то вопросами, читают их, разминаются. Более того, оказывается, что в промежутках между съемками есть туча всяких фестивалей, чемпионатов знатоков. Они ездят по всей стране, за рубеж. Это — огромное движение. И очень счастлива, что судьба свела меня с этими людьми.

Вам никогда не хотелось самой сесть за игровой стол и сыграть?

Абсолютно не хотелось! Я же видела, какой это сумасшедший труд. Я просто хорошо себя знаю. Еще когда в университете мы играли в КВН, так вот самым большим ужасом для меня была разминка, потому что у меня, я еще раз это говорю, такой психологической устойчивости нет. У меня стекленеют глаза. А дальше я способна сказать только: «Э-э-э-э». Даже когда я смотрю «О, счастливчик!», я понимаю, что не смогу думать в таких условиях.

Что вы скажете о тех вопросах, которые мы с вами предлагаем сегодня нашим читателям? Какие они, на ваш взгляд, простые или сложные?

Когда сидишь дома на диване, то они кажутся простыми. Когда тебе нужно отвечать на них за игровым столом перед камерой, то — сложными.

Вот так, дорогие читатели, попробуйте теперь, сидя на диване у себя (или не у себя) дома, ответить хотя бы на несколько из наших сегодняшних вопросов. Мы с Ириной Богушевской с нетерпением будем ожидать в редакции газеты «Россiя» открыток с результатами вашего умственного труда.
Кстати, читателей всего того необъятного пространства нашей родины, что находится за пределами Садового кольца «дорогой столицы», просим не волноваться. Победитель тура будет определяться по дате отправления корреспонденции с ответами.

Ведущий рубрики Михаил Довженко

© 1998—2017 Ирина Богушевская